в (на)

Сестра Айсена Николаева: “Как хорошо, что все-таки его не придавило. Иначе, история республики была бы сегодня иной”

Айсен Николаев и сестра Аяна в детстве. Фото из личного архива
Айсен Николаев и сестра Аяна в детстве. Фото из личного архива

“Айсену 4, мне 2,5. Весна. Двор наш делился тогда на четыре отгороженные друг от друга части: парадная часть, картофельное поле, так называемый сад и часть, где был хотон.

Каждая часть двора имела безграничный потенциал для наших игр, потому что воистину фантазия у Айсена была неиссякаемой. Мы переигрывали в ролях все книги, которые нам сначала читала мама, а потом и он сам научился читать. И потому мы с утра до самого вечера были то индейцами, то робинзонами, то конкистадорами, то охотниками за головами.

Вечно искали какие- то клады, сокровища, сами делали какие-то закладки) Но в ту весну у нас была одна особенная цель – велосипед дяди, который хранился под крышей летнего дома. Урал. С гремучим звонком. Руль его призывно торчал из под снега, конечно, мы не могли упустить такую возможность. Тем более, когда рядом торчали дедушкины рыболовные багры, которыми было легко зацепить и попытаться его сдернуть.

Грохот упавшего с крыши велика был оглушителен. Вообще я сначала подумала, что он задавил Айсена насмерть. Струйка крови стекала ему на лицо, я попробовала вытирать ее своей кожаной рукавичкой с синим медвежонком, не получилось. Крови было все больше и больше. И я что есть мочи побежала звать на помощь маму. Влетела в дом, что-то крикнула, начался кипеж.

Версия мамы: медленно открылась дверь, тишина. Затем толстая маленькая девочка долго, пыхтя, переваливалась через высокий порог. Тишина. Стоит возле двери. Молчит. Что-то хочет сказать. Молчит. Мама не выдерживает, спрашивает, что случилось. Молчит. О чем-то думает. И наконец произносит: Айсен сирэйэ барыта хаан. И начинается кипеж.

Тогда его обрили, и на рану наложили швы. А затем уже, видимо, был фотосет. Поэтому он на фото лысый.

К чему это я вообще? Во-первых, я прочитала значительно меньше книг, чем Айсен, потому что не имело смысл читать то, о чем тебе уже давно рассказали. Во-вторых, я была толстым, очень медлительным ребенком. В-третьих, до школы мы разговаривали исключительно на якутском языке. В-четвертых, оказывается, я прекрасно помню себя в 2,5 года. И в-пятых, как хорошо, что все-таки его не придавило. Иначе, история республики была бы сегодня иной. С чем я вас и поздравляю!”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

GIPHY App Key not set. Please check settings

Что вы думаете?

На заседании Верховного суда Якутии истец зверски избил молодую девушку, являвшуюся ответчиком

Трое мужчин пытались вывести из Якутии 300 кг золотосодержащего концентрата